Сайт Проекта

  "Рисуя Минералы..." // "Mineral Drawings"   

 

Виктор Слётов
О Проекте ╚Рисуя Минералы╩

                                                                              "Главная задача художника -
                                                     не в воспроизведении реальности, а в её осмыслении" 

- Цзин Хао, Китай, X век -

     Дорогой друг!  Перед тобой новый сайт проекта ╚Рисуя минералы╩. В нём представлены результаты напряжённой работы последних пяти лет и многое другое, связанное с проектом и ходом его осуществления. Скажем прямо, этот проект носит совершенно некоммерческий характер. Он не для многих. Он адресован тем, кто в суматошном ритме теперешней жизни, напоминающей скорее арену борьбы за выживание с призами победителям в форме духовного ожирения - тем, кто во всём этом оглушительном грохоте погремушек не утратил священных даров, данных человеку, - способности удивляться новому, сопереживать прекрасному, размышлять и пытаться понять неведомое.
     Какая сила движет нами в упорном стремлении продолжать начатое дело? Скорее всего, это нечто сродни непреодолимому желанию путешественника, побывавшего в дальних странах, рассказывать, захлебываясь от восторга, об увиденном и пережитом.
     Итак, как писал М.Булгаков, ╚За мной, читатель!╩ (в нашем случае - зритель). И ты увидишь такое!.. А может, и не увидишь. А может, и сам уже видел много такого или еще более занятного... Но тогда есть возможность сопоставить с тем, что увидели и показали мы. Есть что обсудить и о чем поспорить.
     Попытка соединить воедино науку и искусство ставит нас, на первый взгляд, в положение несколько двойственное. И действительно, то и дело ловишь себя на том, что работаешь как бы на два фронта, на две разных аудитории. Обращаясь то к исследователю-минералогу, то - к человеку совсем иного склада, далёкому от актуальности научных проблем, но любознательному и утонченному, ценителю всего изящного.
     Но, пожалуй, на этом упомянутая двойственность и заканчивается. И начинается понимание того, что, как ни крути, а создаваемые нами образы это прежде всего - искусство. Необычное, непривычное. В младенчестве совсем недавнего своего рождения с немалым трудом проторяющее себе дорогу к тому, чтобы быть как понятным, так и  пóнятым.
     И понятым прежде всего прочего в том аспекте, что момент созерцания зрителем образов первозданной природы - вещь самоценная. Что сам акт такого созерцания и душе полезен, особенно тогда, когда её скорби какие одолели. И уму, развивая, давая ему здоровую живую почву поработать, поанализировать вещи доселе неведомые и в чём-то загадочные. Смотря по настроению ума то пробуждающие в нем фантастические ассоциации из подсознания, то - стремление осмыслить причины столь закономерных хитросплетений деталей и элементов, выходящих из хаоса, но соединяющихся в бесчисленность гармонических сочетаний.
     С другой стороны, представляя своё творчество как искусство научное, мы отдаем себе отчет о высокой мере ответственности, из этого вытекающей. За достоверность заложенной в рисунок информации, за точность передачи деталей. За адекватность используемых изобразительных приёмов той реальности, которую мы стремимся показать. Но при этом сознательно уходим от фотографичности, ставя своей главной задачей постижение сущности явлений природы через создание их художественных образов.
     Кстати, стоит пояснить, почему в рисунке мы так привержены неизменно белому фону. Ответ прост - это диктуется отношением к камню как к объекту вполне самодостаточному, не требующему (хотя в иных случаях и не исключающему дополнительных украшательств или ещё чего-то по отношению к нему постороннего.
     "Всякое дыхание величит Господа" - так сказано в Библии. Но и бездыханный камень подчас столь удивителен и прекрасен, что, как застывшая молитва, напоминает нам о своём Создателе. Оттого хочется надеяться, что труды были не напрасны. И послужат как для пользы науки, так и во укрепление сил Добра и Красоты.

Все чёрно-белые рисунки выполнены пером на белой ватманской бумаге тушью. При необходимости тушь разбавляется водой до нужной густоты. Объём набирается точкой или штрихом. Цветные рисунки выполнены в технике акварели или пером цветной тушью.
Работа над каждым рисунком начинается с карандашного эскиза. Иногда делается несколько альтернативных эскизов, а для сложных объектов - дополнительные эскизы деталей.
Эскизу обычно даётся время "вылежаться" рядом с объектом изображения. Это даёт возможность вовремя заметить и исправить допущенные ошибки, доработать спорные места и внести пропущенные детали.
Чем дольше "зреет" работа, тем лучше получается. Ничто так не вредит окончательному результату как поспешность.
Вся работа ручная, компьютер не используется.

~~~"~*~"~~~

Минералогическое искусство

     Истоки минералогического искусства неотделимы от истории минералогии. История минералогии насчитывает много веков, и иллюстрации всегда были неотъемлемой частью публикаций о минералах как в плане иллюстративном, так и в плане документально-доказательном. Фотография появилась сравнительно недавно, и на протяжении многих столетий рисунок был единственным способом для минералога не только рассказать на словах, но и наглядно продемонстрировать свои наблюдения, идеи и фактический материал.
    Рассматривая рисунки минералов из первого альбома, известный минералог и фотохудожник Владимир Мальцев напомнил древнекитайскую мудрость о том, что "Одна картина равна десяти тысячам слов"
, а один из ведущих российских минералогов Ю.М. Дымков охарактеризовал их как "Говорящие рисунки". И в этом как нельзя лучше сосредоточено понимание научного рисунка как художественного исследования, научного искусства как серьёзного и непростого метода изучения Природы и пути в познании Мира. Минеральные формы уже сами по себе являются бесценными и каждый раз уникальными произведениями Природы. В своём многообразии они неисчерпаемы, но никогда не случайны, поскольку неизменно подчинены её непреложным универсальным внутренним законам. В том, пожалуй, и заключена главная специфика минералогического искусства, что художник выступает в нём не сам по себе, а как-бы соавтром Природы. Поэтому удача ждёт его там, где он сумеет сначала увидеть и понять, а вслед за этим показать увиденное, выделив на первый план именно те значимые стороны и ньюансы явления, на которые сама Природа лишь намекнула. Своим мастертвом лишь подчеркнуть и акцентировать неповторимые гармонии природных форм, фактур и цветовых сочетаний. Именно в этом ключе единственно правильно рассматривать и проект "Рисуя Минералы", при работе над которым никто иной как сама Природа концептуально была поставлена первым и однозначно доминирующим соавтором.
    Поиск универсальных закономерностей среди нагромождений частного и случайного и воплощение найденного в выразительных художественных образах, - таков путь художественного исследования.
    Из работ старых мастеров видно, что учёные, трепетно и вдумчиво относившиеся к камню, прониклись таким пониманием уже начиная с XVIв., стремясь дополнить научные описания художественными изображениями. И если многие тексты давно утратили свою актуальность, то сохранившиеся изображения, напротив, приобрели особую ценность.

 ~~~~~~~~~~~~~~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~'~~~~~~~~~~~~~~

Немного о графике Виктора Слётова и Владимира Макаренко


М.И. Новгородова,
доктор геолого-минералогических наук, профессор, директор Минералогического музея им А.Е. Ферсмана РАН

          Соприкосновение человека с камнем не всегда утилитарно; эмоциональный отзвук вызывает эстетическое восприятие гармоничных форм,  вариаций цвета и прозрачности кристаллов, их сростков и минеральных агрегатов. Глаз профессионала видит детали, ускользающие от общего внимания, а если минералог наделен художественным талантом, то в его отображении увиденного присутствуют элементы и научного, и художественного познания минерального мира. Таковы рисунки Виктора Слётова и Владимира Макаренко, воскрешающих лучшие традиции минералогии прошлых веков. Мастерски соединяя в своем творчестве научное и художественное начала, авторы сумели привнести в него и элементы духовности, что особо ценно в наше непростое время.

          В проекте "Рисуя Минералы" Виктор Слётов разработал принципиально новый подход в научном искусстве: уход от фотографичности с целью постижения сути явления природы через создание обобщённого художественного образа этого явления. Многие из рисунков воспринимаются как восторженный гимн красоте природы, красоте ее законов, освобождённых от случайных деталей, ложных бликов, внешних повреждений. Глубокие знания минералогом и художником В. Слётовым предмета и научная интуиция позволяют ему подмечать и наглядно подчёркивать в рисунках много генетически важных деталей строения кристаллов и минеральных агрегатов.

          Нельзя не отметить высокий профессиональный и художественный уровень представленных работ, а также глубокую степень понимания В. Слётовым ряда сложнейших природных явлений. Многие из созданных им образов камня гораздо глубже, чем просто изображение предмета, они зовут зрителя к размышлению, сосредоточенности, мимо них нельзя пройти равнодушно. Источник одухотворенности произведений Виктора Слётова - богатый внутренний мир автора, и зритель, смотря на его рисунки, находится под воздействием положительной энергетики их создателя. Умея видеть то, что для других остается незамеченным, авторы рисунков стремятся донести до зрителя некую внутреннюю сущность камня, его "душу". Им удаётся видеть природу камня живо, нестандартно, глубоко и передать это видение зрителю через свои рисунки - умные, красивые, утончённые и каждый раз неожиданные.

Москва, 2002

 

     Ю.М. Дымков, минералог

       В картинах минералога и художника Виктора Слётова и его юного помощника и соавтора - художника Володи Макаренко поразительно сочетаются научный текстурно-генетический подход к минералам и тонкое чувство красоты индивидов и агрегатов минерального мира. Каждая картина здесь может служить замечательной иллюстрацией признаков генезиса минералов - их истории (онтогении) и процессов минералообразования - рассказывающих об условиях зарождения и роста кристаллов, сферолитов и причудливых кристаллических сростков из растворов или из геля в жеодах, на стенках трещин или пещер.

       Здесь приведены удивительные формы и картины строения кварцевых и халцедон-кварциновых конкреций, отражающих причудливые проявления процессов медленной диффузии вещества в твердой известковой породе... Выразительна тончайшая скульптура мозаичного кристалла пирита, расщепляющегося по спиральным дислокациям, - начальной формы зародышевого центра будущего сферокристалла. Прекрасный пример разрастания фиброкристаллов и пластической деформации их в процессе роста из "корня", а не ограненной вершиной - рисунки антолитов гипса. Не менее удивителен пример расщепления и пластической деформации, вызванных кристаллизационным давлением разрастающегося тонкозернистого агрегата кварца, хрупких кристаллов антимонита с Кадамджая. Здесь в процессе расщепления и замещения происходила регенерация антимонита, образование новых и залечивание старых его кристаллов одновременно с ростом тонкой кварцевой щетки. Интересны генетические взаимоотношения кристаллов кварца разного возраста, то есть нескольких генераций его, и т.д.

       Генетически интересные, информативные "говорящие" в научном смысле рисунки свидетельствуют о глубоком понимании В.А. Слётова -минералога важности точного изображения тонкой скульптуры кристаллов, точного текстурного рисунка друз и приполированных срезов. Художники четко видят и высоко ценят эстетическую сторону минералогической "натуры", выбирая удивительные и вместе с тем эстетически привлекательные сюжеты для своих работ. Это достойный вклад в эстетическую и генетическую минералогию
.

Москва, 2002

  

  В.А. Мальцев, геолог, математик, спелеолог, фотохудожник

       Древние китайцы говаривали: одна картина равна десяти тысячам слов. И откуда только в те лохматые времена - и вдруг столь глубокое знание информатики?
Обычно науку и искусство противопоставляют. Зачем? Наоборот ведь, если Бог (или Природа) создал Человека творцом, то нельзя же, в самом деле, ожидать что Человек совершит свой Акт Творения сразу, без раскачки, тренировки и подготовки... А приближений к Акту Творения, посильных человеку нынешнему и при том сравнимых с созданием новых миров, ровно два. Одно - научное (или географическое) исследование, открывающее новые части или новые уровни мира существующего, другое - создание своего собственного мира путем художественного творчества. Не зря же в человека, кроме инстинктов, изначально заложена тяга как к Прекрасному, так и к Неведомому, что бы ни толковал там на эту тему почтенный дедушка Фрейд. И - пока что есть еще небольшая перемычка между этими двумя приближениями, перемычка, постепенно растворяемая в потоке ускоряющегося темпа жизни и замены от осмысления природы вещей их все более точным описанием, и перемычка эта называется - Художественное Исследование.
       Мастера Художественного Исследования ценились всегда, твори они в Слове или в Визуальном Искусстве. Жанровая фотография начала века сохранила многое, стертое из истории вечным ее переписыванием, или же - показавшегося летописцам малозначимым. Живопись Леонардо сделала для развития той же анатомии ничуть не меньше, чем старания сотен подвижников от чистой науки. Книги Арсеньева, Кунаева, Хейердала, Дарелла, Стенли, Тазиева и прочих - привлекли в Науку больше мозгов, причем более разносторонних, чем все многосотлетние старания гораздо большего числа популяризаторов чистой науки. Заронить и раздуть искру всегда сложнее и важнее, чем подкармливать уже появившееся пламя.
       Графика (хотя это, конечно, не только графика) Виктора Слётова первоначально, лет этак -дцать назад, в студенческие наши времена, затевалась как иллюстративная к научным статьям. Тогда наука в фаворе была, статьи печатали, читали... Прошло время, наступила перестройка. Научные работы стали читать единицы и десятки вместо тысяч. Не могу поручиться, но, вероятно, это и стало одной из причин того, что Виктор исчез с горизонта на многие годы. Чисто научное исследование может выноситься на малую и узконаправленную аудиторию, художественное исследование - никак нет. Его главная ценность в том, чтобы будить ассоциации у тех, кто хоть отчасти, но ╚вне своей струи╩, а такой читатель у статей минералогических - извелся напрочь.
       Прошли годы, и вдруг - телефонный звонок. Приглашение на выставку совместных работ Виктора с откуда-то взявшимся соавтором, Владимиром Макаренко, а заодно и презентацию их первого альбома. Если честно - ощутил некоторую радость за науку, в которой иллюстративная графика уровня, подобного тому, что я видел у Виктора, стала редчайшим явлением еще в прошлом веке. Но - не более. Не был готов к тому, что новый авторский дуэт покинет твердую и удобную землю исследования Научного, вступив на узкий и болотистый перешеек исследования Художественного. Конечно, поехал, И - обалдел... Настолько, что когда попросили выступить и высказаться, всего лишь невнятно промямлил пару фраз. Теперь вот с немалым удовольствием восполняю сию речь непроизнесенную, теша себя мыслию, что так оно даже лучше - аудитории несколько прибавилось.
       Тема, за которую взялись Виктор с Владимиром - одна из сложнейших. Онтогения минералов, то есть изучение ╚жизненного цикла╩ малых минеральных тел и способов их взаимодействия друг с другом, по сути - тема самоорганизации неорганической материи. Дисциплины, попытавшиеся взять эту планку нахрапом (неравновесная термодинамика, синергетика), - уже на третьем шаге утонули в громоздких даже для современного компьютера системах уравнений. Тут нужна совсем другая математика, разработать которую - время немалое. И, что самое прискорбное, - эти дисциплины не смогли выработать даже понятийной базы, достаточной для "складирования" того потока знаний, который имеет место быть в виде, пригодном для обработки вне имеющегося узкого и заведомо неадекватного комплекта простейших математических моделей. Ситуация, в которой единственным способом сохранения Знания, можно даже выразиться, консервации его до лучших времен, является - Художественное Исследование. Конечно, и в виде Слова. Но вспомним древнюю китайскую мудрость, с которой мы начали, и попробуем сравнить объем накопленного Знания хотя бы с количеством живущих мастеров Слова. Итак, визуальные образы. Картины. Фотографии. Обязательно - художественные. Именно они спустя время смогут попасться на глаза специалисту в совсем-совсем других вещах, только который и сможет вдруг увидеть Ответ. Документальные же - утонут в архивах с узкой специализацией, где роются исключительно те, кому увидеть лес за деревьями - просто не дано. Да и по штату не положено.
       Можно поспорить с выбором техники - живописной, а не фотографической. Да, живописная техника, как и математика, немного связывает художника имеющимися у него представлениями и моделями, что может и должно периодически приводить к ошибкам. Но ведь и в фотографии полная документальность - не более чем иллюзия. Хороший фотограф снимает не то, что есть, а то, что он видит... Зато в живописи часто можно передать нюансы, которые в реальных условиях никакой оптике неподвластны. А ошибки - они же того, кому в конечном счете предназначено это визуальное послание, с толку не собьют, он их обязательно заметит, и - перейдет к тем листам, где ошибок нет.
       В общем - берясь за этот текст, я специально не стал просить Виктора и Владимира показать мне новые работы, которые сейчас перед тобой, Зритель, дабы посмотреть самому, ошибусь я или нет, распространяя слова, написанные о первом альбоме, - на последующие. Хочу надеяться, что Виктор и Владимир не поддадутся веянию времени с его бесконечными повторами-вариациями на тему единожды раскрученной удачи, а дадут - новое, спорное, красивое, интересное.

Москва, 2002

       См. также: В.А.Слётов. "Рисуя Минералы..."

Ю.М. Дымков. Об удивительных рисунках минералов Виктора Слётова и Владимира Макаренко

Home/На Главную

  Rambler's Top100